Главная » Microsoft Publisher 2003 » Верстаем газету (IV)


Верстаем газету (IV)

Верстаем газету (IV)
Но прежде надо сделать то, о чем я как будто забыл. Пока что мы ведь расставили рисунки условно, без учета Их изобразительного «веса». Речь идет об эстетике полосы. Сейчас полоса, можно сказать, просто напичкана рисунками, и все. Нет художественного баланса. Попробуем приблизиться к нему. Обсуждать эту тему бесполезно, потому что сколько художников, столько и мнений. Чувство композиции одного художника не обязательно совпадает с таковым же другого. Я имею возможность придерживаться лишь собственной интуиции. С ее позиций и поменяю распределение рисунков. К рисункам же ведь относится и заголовок, и даже врезка.
Врезка останется на месте, потому что по логике она должна там быть. От нее, значит, и надо плясать, от нее строить баланс, выдерживать равновесие.
И вот что у меня получилось (не самый лучший вариант, может быть, но все же, думаю, лучше, чем было):
Вот теперь, приняв это распределение картинок за аксиому, и начнем верстать. Верстка, как я уже говорил, сводится в Publisher почти исключительно к «отсекновению хвостов». Начинаем, естественно, с первого абзаца, с чего и должна начинаться верстка.
Последнюю строчку первого абзаца можно посчитать за «хвост», хотя и с долей натяжки. В принципе, если не нужда (поиск нескольких строк для того, чтоб уместился весь текст), такие «хвосты» — вовсе не хвосты, их можно оставлять, тем более в газетной публикации. Но выделим и подожмем. Для этого достаточно щелкнуть в счетчике опции Трекинга на Панели Measurement всего один разочек на нижней кнопке. Оказалось, что у нас был положительный Трекинг (104,1), а стал нулевой — 100. Если помните, все значения Трекинга подаются в процентах. Отрицательный трекинг — это менее сотни. Сто — это, как говорится, полная (или круглая) шпация.
Итак, поджали одну строчку. Обязательно просмотрели внимательно всю первую колонку, чтобы убедиться, удачно ли все произошло. Убедились. Во второй тоже.
А вот начало третьей колонки — выше слова «Владимир» в имени автора статьи. Как видите, ужатие на одну строку пришлось как нельзя кстати: как раз над этим словом заканчивается абзац, то есть у нас нет теперь этой висячей строки. Так одним назначением решили сразу две проблемы.
Идем дальше. С третьей колонкой тоже все нормально, с четвертой тоже. А вот в пятой, в самом верху — явный хвост. Его-то и ликвидируем.
Что ж, верстка завершена. Вторая полоса почти готова.
Чего на ней не хватает? — Рубрики.
Впишем: «Писатель и сенсация». Создадим Текстовый Блок и впишем. Здесь не будет никакого обтекания текстом, Блок Прямоугольник с Закругленными Краям не повлияет на текст Рубрики потому, что Прямоугольник находится на Мастер Странице.
Создав Текстовый Блок, впишем в него этот текст и назначим белый шрифт поскольку подкладка для рубрики — черная.
Потом соответственно выберем гарнитуру этого шрифта. С этим мы уже непосредственно сталкивались (особенно весьма яркий пример с именем шрифта для заголовка газеты).
Сначала впишем обычным шрифтом, который в программе установлен по умолчанию — это наш знакомый-перезнакомый Тайме.
Я не стану называть имя шрифта, поскольку, как мы убедились с заголовком газеты, у меня что-то, случилось со шрифтами. Кегль же — 16-й. Впрочем, имя шрифта вы тоже можете прочесть в окне Имя Шрифта на Панели управления.
Теперь сделаем шрифт белым и поместим его на черную плашку, приготовленную нарочно для рубрики в самом начале работы над газетой.
Итак, Рубрика готова. Переходим на третью полосу.
Материалом третьей полосы выберем стихи. В моих запасниках их найдется не мало. Но не забудем и прозу. Пусть эта полоса будет чисто литературной. Чтобы забыть, сразу же вставим Рубрику — «Поэзия и проза».
Для того чтобы страница поэзии смотрелась внушительно, не надо разбрасываться и в одну обойму вставлять «много поэтов хороших и разных». Каждый из «хороших и разных» достоин своей странички. Лучше взять одного поэта и посвятить ему большую площадь.
Кстати, я, кажется, догадался, зачем существует опция Колонки на Панели управления. Конечно же, для стихов! Ведь стихи выравниваются по левому краю, и гаттер им вовсе не нужен. Более того: часто верстая стихи, в верстальных программах я сталкивался как раз с неудобством по назначению Колонок. Мне мешал интервал между колонками. В случае, если сохраняется этот интервал, стихи размещаются очень далеко друг от друга, возникает много ненужного воздуха, полоса смотрится некрасиво. Кстати, верстать стихи — это, считаю, не просто верстка, а верстка с элементом искусства. Пропорция там играет большую роль.
Простите, мне придется на секундочку отступить. Я вспомнил, что не сделал важного дела. Рисунки на второй полосе не все хорошо смотрятся. У двух из них — изображений древних монгольских и исландских рун — отсутствуют внешние контуры. Такие рисунки, как правило, очень невыгодно смотрятся. Особенно посреди текста. Если бы они располагались на странице книги, да еще отдельно от текста, из можно было бы не оконтуривать, а здесь это надо сделать. Назначения эти простенькие, поэтому скажу только пару слов.
Линия должна быть тонкой — всего в половину пункта: 0,5 pt. Это назначение мы найдем под кнопкой Line/Border Style (Стиль Линии/Границы). Только когда выделяете сгруппированные изображения, щелкайте на самом рисунке, то есть выше области подписи под рисунком, иначе образуется контур и вокруг подписи, по границам Текстового Блока Это ни к чему. Правда, можно оконтурить рисунок вместе с текстом, но тогда придется вручную рисовать прямоугольник инструментом Прямоугольник с Панели инструментов и уже потом делать то же назначение, касающееся стиля и толщины Линии.
Возвращаемся на третью полосу. В качестве автора стихов выбираем Анатолия Брагина, замечательного поэта, о котором не кричат на каждом углу, но он один из немногих — настоящий.
На вы видите врезку, которую я поместил тем же способом, что и врезку Щербакова на второй полосе. Но контур пришлось рисовать отдельно с помощью инструмента Автофигуры. Дело в том, что если назначить границы Текстового Блока видимыми, их нельзя редактировать по части скругления углов. Менять можно только Автофигуру.
Почему я поместил врезку на то место, где вы ее видите, станет ясно позже.
Врезка не моя. Врезку (и подборку стихов) сделала литературный критик Ирина Шевелева. Я только верстал эти материалы когда-то.
Теперь настал черед вставить на полосу фотографию поэта (она у меня тоже есть). Эти материалы я беру из программы PageMaker, в которой тогда осуществлялась верстка газеты.
Фото вставляется по всем правилам вставки изображений в верстальных приложениях. Оно попадает точно в середину экрана. Потом его ладо переносить на то место, которое для него предполагается. Вот и перенесем. Придется еще несколько увеличить фотографию, чтоб получше гармонировала с полосой номер 2. И вставим известным вам способом имя автора.
Подборка стихов называется «Царь-колокол». Теперь вставим этот заголовок. Он займет у нас всю верхнюю часть полосы. Вот для чего я сдвинул врезку.
Наступила очередь самой верстки. Вставляем теперь текст подборки стихотворений. Определим область Текстового Блока, потому что заготовленные нами ранее колонки не пойдут. Как это уже было у нас и на первой, и на второй полосе, ужимаем колонки (не выбрасываем!) вниз. Верх всех колонок должен быть ниже нижней границы нового Текстового Блока, который вставляем.
Обратите внимание: я сжал не все колонки, а только четыре. Кстати, надо сейчас сжать и пятую, но на меньшую величину: вы видите, что нельзя оставлять неоправданный воздух правее врезки. Именно на пятой колонке этот воздух и будет, если мы включим ее в общий список. Пятая колонка (пятая колонна…) будет начинаться выше этих четырех (на четыре колонки разобьем только что нарисованный Текстовый Блок). Она станет начинаться сразу после заголовка — с небольшим, естественно, отступом по вертикали.
Еще успеем сжать пятую колонку. Лучше, чтоб не забыть, сразу установить связь между этими Текстовыми Блоками. Она нужна для того, чтобы текст не поверил умолчанию и вставился ровно туда, куда ему укажут.
На Панели управления выбираем кнопку Связывание (Create Text Box Link — буквально: Создать Связь Текстового Блока). При этом тот Блок, который мы только что нарисовали, надо выделить. Щелкнув по кнопке Связывания, вы сможете связать выделенный блок с любым другим — вплоть до марсианских пирамид. Надо только курсором, который принял вид кружки с чем-то жидким, щелкнуть в пределах пятой колонки. И связь установится.
Над выделенным Текстовым Блоком пятой колонки вы видите знак, который не уже видели на приводимых рисунках. Это некая плашка с зеленой стрелкой Стрелка показывает влево или вправо. В лею стрелка показывает в плашке, расположенной выше блока при выделении связанных блоков: таким образом мы имеем знак того что этот рассматриваемый блок связан с каким-то более ранним. Щелкнув на этой плашке со стрелкой, вы обнаружите, что это не что иное, как гиперсвязь, потому что после щелчка этот блок перестает быть выделенным, а выделяется тот, из которого тест перетек в этот блок.
Чтобы вернуться обратно, достаточно ниже того блока, в который мы попали, найти точно такую же плашку со стрелкой вправо. Щелкнув по ней, попадаем в следующий по очереди связывания блок, то есть в нашем случае — в предыдущий выделенный.
Если блок ни с каким другим блоком не связан, стрелок в плашках не будет. Такую плашку мы также видели на рисунках в данной книге.
Разделим наш широкий Блок на четыре колонки и вставим в первую текст. Он должен автоматически заполнить не только все эти четыре колонки, но и пятую, в) том Текстовом Блоке, с которым мы связали этот, широкий. А связали мы этот Блок с Текстовым Блоком пятой колонки. Итак, вставляем текст известным вам и наиболее нравящимся способом.
Да, со вставками проблем практически никаких. С версткой, насколько я в ней понимаю, тоже.
Действительно, с версткой не возникло практически никаких проблем. Вот она, готовая. Вы видите уже результат, но я расскажу на словах, что и как проделывал.
Во-первых, вы обратили внимание, что стихи поместились на верхнюю половину полосы вчерне с некоторым воздухом в конце материала. Воздух ничего не значит — ведь верстать нам все равно надо с первой строчки.
Первое стихотворение, которое не имеет заглавия, состоит из коротких строк, и оно практически не правилось. Такая правка, о которой я говорю, не означает, что мы правим самого поэта. Просто в газете из-за узкой колонки допускается стихотворную строку автора без его согласия (хотя согласие, конечно, лучше получить) разбить на две и даже больше. Это газета, и здесь поэт не станет предъявлять претензии, ибо в газете многие стихи получают непривычную для самого автора графику. Чем длиннее строчка, тем более вероятно, что после верстки она окажется подрезана. Если это происходит в книге (в моей такое было — в поэме «Городская поэма»), то технический редактор издательства просто обязан вызвать автора для согласования таких «подрезок». Если автор не согласен, издательству придется решать — не назначить ли книге другой формат. Это происходит редко, но все же бывает.
Но идем дальше. Строки второго стихотворения уже должны подрезаться: многие не уместились в колонку, хотя и не все. Вообще-то подрезку решает не один человек, и уж конечно не верстальщик. В моем конкретном случае автору «повезло» — я еще и редактор (образование Высших литературных курсов при Литинституте имени М. Горького). Дело в том, что строка может быть подрезана не на каждом первом попавшемся слове, а на сочетании слов, не подрывающем смысл. Например, строка «Мы виноваты перед божьим миром…» не может быть подрезана таким образом: «Мы виноваты перед. ..» Или таким: «Мы виноваты перед божьим…» Вариант один: «Мы виноваты перед божьим миром». И так далее. Здесь должно срабатывать и чувство слова, и логика словосочетаний, да и художественное чутье, наконец. Однако даже при самой высокой «художественности» такого действа, как разбиение строки «лестницей» разбиение это не идет на пользу стихам. Хотя бы даже в том смысле, что почти каждого поэта таким образом можно уличить в «маяковщине», чего за ним, как правило, не водится. А уж за Анатолием Брагиным — точно не водится.
Вот не подрезке-то мы и добавляем в колонки некоторый визуальный интервал, которого на самом деле при таком назначении колонок (с Панели управления) в Текстовом Блоке нет. Хотя небольшой гатгер, конечно, есть. Он здесь, в Publisher, называется шпацингом. Обратите внимание на рисунок 95.
Да, конечно, смешно было бы от верстальной программы получить «неделимые» колонки. Само собой разумеется, такого типа назначения колонок тоже корректируются.
Из рисунка 460 видно, что по умолчанию здесь тоже есть небольшой гаттер — 0,199 см, то есть фактически 2 мм. Счетчиком мы можем увеличить интервал между колонками с определенным, заданным по умолчанию шагом. Следом за 0,199 см идет величина 0,449 см, то есть почти те самые приемлемые для верстки 5 мм. Следующий шаг — 0,699 см. Но вы вполне можете вписать и «нешаговый» интервал 5 мм (0,5 см) и щелкнуть клавишей Enter. Назначение произойдет обязательно. Впрочем, для стихов, как говорилось, частенько невыгодно назначать интервалы. Но назначить их можно, если есть такая необходимость, из того же диачога Format Text Box (Форматирование Текстового Блока), в диалоге, который скрывается под кнопкой Columns… (Колонки…). А сам диалог Форматирование Текстового Блока, как вы помните, вызывается двойным щелчком на границе этого Текстового Блока,
Что еще можно сказать?
Правила верстки стихов предполагают не оставлять на прошлой странице название стихотворения и всего две строчки начала. Лучше подверстать так, чтобы все стихотворение, в том числе и заглавие, начиналось на следующей странице или в следующей колонке. Нельзя переносить на следующую страницу две последние строки из стихотворения, — лучше их подобрать, поджать к прошлой странице. Это можно сделать интерлиньяжем. Такая настоятельная необходимость возникла у меня в четвертой колонке. Если приглядеться, строки в ней стоят плотнее, чем в других колонках.
Лучшим переносом окончания стихотворения на следующую страницу будет перенос шести строк — стандартной строфы и половины предпоследней строфы. Впрочем, пи этом предполагается, что на предыдущей странице осталось не меньше строк плюс заглавие. Все это касается, конечно, тех случаев, когда, как у нас, в подбор пущены стихи одного автора. Со многими авторами ситуация усложняется, тут надо будет втискивать в колонку, которая по длине равна самому длинному стихотворению какого- нибудь из авторов, по два, скажем, автора с короткими стихотворениями. Или разбрасывать авторов и стихотворения в произвольном порядке (в художественном беспорядке), но ни в коем случае не перенося ни начал, ни окончаний стихотворений. Допускается длинное стихотворение какого-нибудь отдельно взятого автора поместить в/Две колонки под общим заглавием. Как видите, вариантов много.
Но и в нашем случае идеальным вариантом был бы тот, когда каждое стихотворение умудрилось бы занять свою, отдельную колонку. При числе колонок 5 и стихотворений должно быть 5. Впрочем, такая идиллия вряд ли осуществима. Да и сама по себе скучна, потому что скучно смотреть на пять стихотворений абсолютно одинакового объема и, к тому же, вполне может возникнуть вопрос о нормальности автора: трудно представить, что кто-то усердно кропает стихи величиной, допустим, в двадцать четыре строки, не более и не менее.
Что еще? Да вроде ничего, вроде все ясно.
Верстка закончилась, мы подтянули за низ пятую колонку (вернее, Текстовый Блок пятой колонки), поджав ее до нижнего уровня первого Текстового Блока.
Теперь в нижней части пятой колонки, как вы понимаете, возник вакуум — в этом месте полосы нет никаких текстовых блоков. Устраним этот недочет: нарисуем на месте пустоты Текстовый Блок. Таким образом у нас внизу находится пять пустых колонок (текстовых блоков), готовых воспринять в себя как содержимое — прозу, какую мы назначим. Обратите внимание на рисунок 461: я подтянул верхние границы всех четырех нижних колонок до уровня пятой. Известным способом четвертую колонку свяжем с новой пятой (ведь ее на этом месте не было, а та, что прежде была, подтянута вверх, и с нею связь нам не нужна.
Для работы я выбрал рассказ замечательного современного писателя Виктора Зуева Это рассказ «Мальчик Ваня и Бог». Поместим его в низ третьей полосы.
Но нам предстоит еще отделить стихи от прозы. В газете не бывает, чтоб не было разделения. Без него неудобно, некрасиво. Нарисуем просто линию между низом верхних Текстовых Блоков и верхом нижних.
Вот теперь вплотную займемся прозой. Достанем этот рассказ В. Зуева и «кинем» на страницу. Делать это мы уже умеем.
Теперь наша задача этот текст средствами верстки, предлагаемыми программой, ужать до удобоваримого состояния. Вы чувствуете, что часть текста не вошла в пять колонок? Это безобразие надо поправить. Кстати сказать, составители газет и даже опытные верстальщики как правило завышают возможности вместимости полосы. Как это произошло и со мной только что. Я-то считал, что придется еще выкручиваться, чтоб заполнить чем-нибудь пустоту, а получилось — вон как.
Выделяем весь текст и пытаемся воздействовать на ситуацию через интерлиньяж. Вызываем опцию в меню формат и назначаем вместо одной шпации по умолчанию -0,75 шпации. Получаем почти то или совсем то, что нужно:
Теперь с текстом можно работать. Во-первых, конечно, сдвигаем его, освобождая верхнюю часть колонок. Не всех, а —- трех из пяти. Возможно, даже двух из пяти. Это можно увидеть тогда, когда мы из существующего заголовка рассказа сделаем тот, который нас устроит. Освободив колонки (пока три), вырезаем текст названия и вклеиваем его заново в новый Текстовый Блок, нарисованный в верхней части освобожденных колонок — он шириной в три колонки. Вот что получается, если назначить тексту названия все необходимые параметры — гарнитуру, кегль, ширину символов…
Что-то вырисовывается. Не считая того, что текст рассказа следует еще верстать, внешне, кажется, все нормально. Надо лишь найти место для фото или рисунка. К прозе больше подходит рисунок — рисунок карандашом.
Где-то у меня был такой. Да, рисунок Уфы времен Великой Отечественной войны, исполненный рукою Люциана Шитова — тогда учащегося Московской художественной школы, эвакуированного из столицы в глубинку вместе со школой. Его-то и поместим:
Как видите, рисунок вытеснил часть текста за пределы. Опять «играть» интерлиньяжем мы не станем, попробуем чуть изменить кегль. Из рисунка 102 вы видите, что мы выделили весь текст рассказа и, выбрав опцию Font… (Шрифт…) и вызвав таким образом диалог, назначили в нем кегль размером 9,7 вместо 10 pt, бывшего прежде. Текст поджался почти по размеру, как надо. Остальное можно сделать трекингом — при ликвидации хвостов.
Теперь поищем место для рисунка, все еще не верстая (до точности) текст.
Теперь видим, что карандаш очень бледно смотрится по сравнению с другими иллюстрациями этого разворота. Выделяем рисунок и с Панели изображения исправляем рисунок — убавляем яркость и прибавляем контрастность.
Из рисунка 104 видно, что наш текст (текст рассказа В. Зуева) оказался разнородным. То он набран нормальным шрифтом, то полужирным. Приведем же его в порядок и теперь-то и отверстаем, как уже умеем делать.
В пятой колонке я нарочно оставил несколько хвостиков, чтобы показать, что в газете можно и такой вид верстки считать окончательным. В газете страшны только конкретные хвосты — по 3 знака (считая вместе с точкой). Наконец, разворот готов:
Считаем, что дело сделали. Впереди — последняя, четвертая полоса.

Comments are closed.